Карты…

    Не игральные… Такие которые с лесами, полями, горами и реками. Как всегда, все начиналось с хорошего. «Карты» - страшное, слово. Если вы конечно умеете бояться слов. Меня вот научили…

    «А карты мы будем делать электронные» - сказал Костя (он же Железное Копыто). И хитро на меня посмотрел. Я подумал: «О куль, все проще чем казалось». А вот хрен! Все хорошее, теплое, доброе и нежное осталось за заборами ШТАБА.

    Карты в армии, сцуко, большие. Обычно 2*3 метра. Так как в армии все должно быть безобразно, но однообразно, т.е. одинаково хреново у всех, по оформлению карты существует целая методичка с размерами, отступами и значками на все случаи жизни «бумажных стратегов».

    Это была часть 1 «Библии от Константина». Она мне до сих пор бывает снится, и я попукивая просыпаюсь и бегу на кухню успокоить нервы никотином.

    Итак… карту мы рожали в чудесной программе «ГИС ИНТЕГРАЦИЯ». В армии все «РОЖАЕТСЯ». В муках, соплях, крови и поносе. Рожается так мучительно, что потом ты смотришь на рожденный объект с такой ненавистью и любовью, что аж начинаешь потеть от осознания того, что «вотэтонихуясебе» я сотворил. Причем в 99% случаев ты рожаешь то, что никому не нужно кроме Кости. Он все делал со стопроцентной перестраховкой. «А вдруг спросят, а у нас есть, и нас не заругают» - любил говорить Костя, когда ему говорили, что это нах не надо, и никто это не делает и не собирается делать в текущей пятилетке. А он говорил, что надо, ибо он начальник, а ты дурак.

    Обычно это выражалось в том, что мы делали две карты, а то и больше, когда остальные управления не делали ни одной.

    Причем у Кости с его перестраховками по идее всегда должно все быть в ажуре. Ан нет. Костя сосредотачиваясь на ненужных задачах и мифических проблемах, которые существовали только в его собственном безумном мире, умудрялся про**вать действительно важные вещи, за которые потом все выгребали хороших 3,14здюлей и удостаивались гордого прозвища от генерала «БЕЗУМЦЫ» или «ОХЕРЕВШИЕ В МИЛИТАРИСТСКОМ УГАРЕ БЕЗУМЦЫ». Вообще он был, мужик нормальный и от него прилетало только за дело.

    Итак ГИС ИНТЕГРАЦИЯ. Это программа делалась тупыми военными для тупых военных. Чем-то по принципу работы она напоминала фотошоп, но только напоминала. Видимо в процессе написания было решено максимально усложнить с ней работу. Я бы с удовольствием переименовал ее в ГИС «МАСТУРБАЦИЯ». Такое название бы сразу точно и полно характеризовала способ работы с этой глючной софтиной, сделанной слепыми глухими безрукими глюкоделами. Начнем с того, что сохраняя проект, вы получали не одни, пусть и большой файл, а штук 700 маленьких. При общем весе примерно 400 метров копирование такой карты очень сильно осложнялось. В чем сакральный смысл такого хранения, мне лично не понятно. Наверное, поставщик травы при дворе военных программистов очень хороший.

    Чтобы что-то нарисовать, нужно совершить столько телодвижений и победить столько глюков, что, порой, кажется все быстрее бы получилось в paint. Все кто работал с этой софтиной, знали, что она жутко глючная и постоянно матерились, но сделать ничего не могли, ибо альтернативы просто нет.

    Там была масса приколов (полная несовместимость версий, полное отсутствие документации, полный слет кодировок при переносе с одной машины на другую). Нормально работать с этой чудо-программой, по моему, умел только старлей из управления картогрифии или как оно там называлось.

    Но самое интересное начиналась при попытке распечатать это чудо.

    Вообще смысл печати электронной карты с обстановкой мне так и не удалось осознать. Раз она электронная, работают с ней на компьютере, смотрят ее на компьютере, Начальник учений тоже видит ее на компьютере. Ну да ладно. Костя сказал надо, лейтенант сжал очко, ответил есть и побежал звонить жене, что в ближайшую неделю дома не появится.

    Мы помним, что карта имеет размер 2*3 метра, причем с сантиметрами. Т.е. 215*345, как-то так, я просто уже не помню. Причем все должно быть ровно, и Костя обязательно достанет из сейфа линейку и все померяет. Ебстественно печатать это чудо надо на плоттере, у которого максимальная ширина листа 90 см. Т.е. получаем мы, дорогие товарищи, несколько листов, которые потом еще и клеить придется.

    Выставления масштаба для печати напоминала дикое шаманство, приходилось рассчитать в ручную более 10 параметров для вычисления исходного размера, и то он в итоге определялся «на глазок». Заголовки тоже должны быть стандартизированы, но выставляя до 4 см высоту букв, в итоге можно было получить их размером 5,5 или 3,5. За это тоже Костя жутко материл и брызгался слюньками на мои погоны с двумя маленькими звездочками. Звездочкам это не нравилось, и они, наверное, от этого постоянно выпадали.

    Пред просмотра, что же в итоге родится, в програмулине так же не было. Так что получалось обычно нечто совершенно не соответствовавшее «Библии от Константина». Получалось так у всех, эт я к тому, что не один я такой дебил и не смог освоить «ГИС МАСТУРБАЦИЮ».

    Скорость печати нашего доблестного плоттера, которому, по-моему, было на тот момент уже лет 6, составляло, примено, 30 минут 1 кв.метр карты. Причем он мог зависнуть посередине процесса, у него могла кончится краска, замяться рулон. Он мог просто распечатать без основной массы знаков. Эт к тому, что при процессе печати приходилось находиться рядом и чутко бдить. Ибо как всегда время в обрез и рулон у нас последний.

    Итак, что-то вылезло. Смотришь на это дело и думаешь, какой диаметр выберет Железное копыто, чтобы тебя отъиметь самым противоестественным способом. А иметь он тебя всенеприменнейше будет, ибо по другому не бывает. Да и ладно… привык. Отдаешь распечатанные листы солдатику, ибо склеить то он сможет, и блаженно засыпаешь на час-два. А вот и хрен вам тов. лейтенант. Солдат может только копать или не копать! И все. Как говорил один умудренный опытом майор «Солдату можно доверить только кусок рельса, длинной ровно 30 см. Ибо меньше потеряет, больше согнет». Это мудрость. Я бы это на каждой каске написал белой краской и сделал бы официальным лозунгом ВС РФ.

    Солдатик склеит это либо вверх ногами, либо выльет столько клея, что бумага будет после высыхания похожа на туалетную использованную. Потом он добросовестно обрежет все это дело невразмер, наклеит неправильно багет или вообще забудет про него, потом поест на этой карте и поточит карандаши. В общем сделает из говна МегаГавно, за которое Костя порвет многострадальное очко лейтенанта на британский флаг. И солдату за это ничего не будет. Потому что «он тупой, и офицер должен все делать сам» (copy Костя).

    В общем доверив пару раз это сделать воину, я потом все делал сам, или просил старого прапорщика который всю жизнь рисовал карты и плакаты, если он был на месте и не был занят записыванием результатов очередного матча по футболу. У него в закромах наверное набралось бы статистики на каждого игрока начиная с того как появился футбол на туманных островах. Был у него такой «Хобби». Итак, утро. Костя бодр и полон сил. Лицо его излучает радость. Сейчас он увидит, то что лейтенант делал под его чутким руководством целую неделю, его гениальный стратегический план победы одним солдатом над миллионным полчищем ворогов, нагло посмевших атаковать нашу великую и беспощадную армию, обличенный в строгий кусок бумаги, на котором все размеры до микрона совпадают с методичкой, и который можно смело нести при почетном карауле в музей ВС и повесить на самую видную стену, а внизу портрет Кости. Нет лучше повесить на мавзолей, но завесить шторкой, ибо секретная.

    И что же он видит??? Помятую, всю в сборочку, несоответсвующую размерам, портянку. Нарисовано на ней столько, что хрен там что разберешь, следы колбасы и масла. Костя набирает воздуха в свои могучие легкие и издает рев «Лейтенант ебтвоюмать…» Лейтенант сжимает очко и бежит на еблю с извращениями. Он уже заранее знает, что он похерил весь гениальный замысел великого стратега. Он подорвал боеспособность всех вооруженных сил и управления в частности. Теперь недруги могут нас брать голыми руками. Он оскорбил Костика в его стремлении сделать так, как никто и никогда не делал... И начинается *бля с плясками.

    Минут через 40-50 Костя утихает и начинает думать, что со всей этой херней делать. И тут озарение… Карта то, оказывается и не нужна вовсе! Сдаем ее на хранение в секретную часть, там ее запихивают на самую дальнюю полку и забывают про нее лет на пяток, до ближайшего сжигания или инвентаризации. Но нужна другая карта, обычная, от руки. А это уже делать прапорщику, ибо лейтенант «не бум-бум» в этом. И наш лейтенант спокойно отправляется… Вы думали домой? Хрен. Решать какую-нибудь другую задачу. Типа рожания доклада или очередных безумных плакатов…

    Но сначала он перекурит после полового акта, вспомнит всех Костиных родственников до 7 колена исключительно матными словами, такими же матными словами вспомнит, всех военкомов и других людей, которые причастны к его попаданию в армию и конкретно в это безумие, почему-то именующееся Штаб, а не приют умалишенных. В который раз задумается, что охранять медведей или гонять по плацу сынов гор было бы намного лучше и полезней для здоровья в целом и молодой неокрепшей психики в частности. Позвонит другу насчет перевода в другое место, то его обрадует, что вопрос вроде как решается. Посчитает дни до дембеля, уже на один меньше ))). Успокоится. И пойдет дальше защищать нашу Родину от ее же защитников.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить